На главную страницу сайта: www.mediasprut.ru Rambler's Top100
медиасеть журналистам германистам инфоцентр портфолио фотоальбом
главная о проекте об авторе письмо автору
добавь в 'избранное'    • рекомендуй другу

Журналистам

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
Мнения ученых и журналистов, советы и рекомендации; статьи о жанрах и истории журналистики; сырье для рефератов; олигархи и медиамагнаты; из немецкой журналистики...
июнь 2003 Юлия Уракчеева.
<<<

Жанр репортажа в российской и немецкой журналистике. История и современное состояние

Ростовский государственный университет
Магистерская диссертация студентки 2 курса магистратуры.
Научный руководитель: доцент кафедры истории журналистики Беспалова А. Г.,
рецензент: профессор кафедры истории журналистики Корнилов Е. А.

1.2. Теория жанра репортажа в журналистике ФРГ (1945-1990 гг.) и советской журналистике (1945-1991 гг.).

В СССР до 1950-х годов материалы, по своим признакам явно относившиеся к жанру репортажа (как его начали понимать в 50-е гг.), называли зарисовками, информационными корреспонденциями, очерками и т.д. В первом издании БСЭ не было слова “репортаж”. В развитии репортажа произошел спад, одной из причин был культ личности Сталина, когда личные оценки исчезли со страниц печати.

Жанр официально воскрес в 1955 году в материале “Нужен репортер, нужен репортаж”, после чего в газетах массово появились рубрики “Репортаж дня”, “Репортаж с переднего края” и т.п. Так практика следовала за теорией (редкий случай!).

В середине 1950-х гг. начинается планомерная разработка советской теории репортажа. Ученые и практики занимают разные позиции, ведут дискуссии по поводу жанровой структуры журналистики вообще и понятия “репортаж” в частности. В качестве материала для обобщения и изучения существует обширный практический материал – репортажные публикации в советской печати за более чем тридцатилетний период. Что касается теоретической основы, советские исследователи считают, что начинать приходится буквально с чистого листа. Этот “чистый лист” заполняется, по мнению самих теоретиков, недостаточно системно. Исследователи журналистики отмечают, что многолетняя практика выработала правила создания бытового, спортивного, судебного репортажа, но заложить на основе этих правил научный базис жанра только предстоит. (см., например, материал И.А. Портянкина, руководителя кафедры журналистики академии им. Ленина “Нужны учебные пособия”). В конце 1950-х гг. в СССР еще мало книг и брошюр, способствующих обмену журналистским опытом в разных жанрах, не говоря о фундаментальных трудах, посвященных теории и практике периодической печати советского периода. В 1960-х годах проблемы истории публицистики, рождения и развития жанров считаются белым пятном в науке. “К сожалению, не только работники печати, но и наша теоретическая литература не может дать четких и ясных, научно обоснованных определений жанров”, - пишет И. Вартанов в 1967 г. Через шесть лет М. С. Черепахов утверждает, что в литературе о жанрах нет еще единых критериев, а многие суждения произвольны.

Рассмотрим советскую теорию репортажа 1950-х-1980-х гг. по следующему плану: определения жанра репортажа и его место в жанровой системе журналистики; цели и задачи репортажа; предмет и объект репортажа; методы и приемы создания текста в жанре репортажа; язык и стиль репортажа. Мы будем анализировать взгляды различных исследователей на перечисленные параметры жанра в хронологическом порядке, обозначая важнейшие вехи в развитии советской теории репортажа. В качестве иллюстрации будут упомянуты репортажи наиболее известных авторов, опубликованные в советских газетах и журналах.

В 1955 г. автор вышеупомянутой статьи “Нужен репортер, нужен репортаж” в профессиональном журнале “Советская печать” А. Распевин сожалеет о нехватке “мастеров живой подачи материала”, которые некогда писали зарисовки, путевые заметки и т.д., но “самодемобилизовались”. Тема была поддержана на страницах журнала в рубрике “Трибуна журналиста”, где обсуждались жанровые вопросы. Публикуются отклики журналистов-практиков с такой идеей: репортаж об СССР нужен для зарубежного читателя. Чувствуется потребность в жанре, который показывал бы, впечатлял, живописал.

В то же время ощупью начинают давать определения тому, что они делают, работники телевидения. А. Юровский, практик телевидения, пишет в статье “Репортаж на экране телевизора”: “Есть…форма, точнее, жанр телевизионной передачи, в котором решающее значение имеют элементы, отличные и от радио, и от кино. Это телевизионные репортажи. Термин “телерепортаж”, быть может, не точен, но за неимением других мы в своей практике пользуемся им, подразумевая под этим телевизионную передачу, ведущуюся не из студии, театра или концертного зала, а непосредственно с места, где происходит то или иное событие”. Примеры – репортажи с выставок, с фабрики “Красный октябрь”, где журналист появляется в кадре. Отмечалось, что такие передачи имеют большое пропагандистское значение. “Нельзя заменить показом документальных кинофильмов специфический жанр репортажа – яркий, доходчивый, впечатляющий рассказ о жизни советских людей, о выдающихся событиях в общественной жизни страны”.

Богданов и Вяземский в книге “Информация в газете” (1955 г.) выделяют не жанры, а формы информации, и репортажа среди них нет. Но уже в 1959 г. К. Тараданкин, автор статьи “Информационные жанры” в сборнике материалов Всесоюзного творческого семинара, позиционирует репортаж как информационный жанр. Информация названа важнейшим газетным жанром, который в свою очередь делится на множество жанров, различающихся по форме подачи материала и способу освещения новостей. Репортаж из-за присущей ему эмоциональности назван “спорным” жанром информации. Ему присущи элементы очерка (выразительность языка, образность и точность в определении деталей). В группе информационных жанров оказались представлены также очерк, заметка, хроника, интервью, зарисовка, судебный отчет, фотоокно, аннотация и др.Неопределенная принадлежность репортажа сохраняется и в дальнейшем. В учебном пособии “Информация как газетный жанр” (Вьюник В. А., Тишунин В. Н. Информация как газетный жанр. Лениздат, 1962 г. ) репортаж трактуется как вид информации как жанра, позволяющий в живой форме рассказать о событиях, новых фактах. “Сложность” репортажа состоит в возможности включения элементов отчета, беседы и зарисовки.

В 1950-е гг. в теории репортажа закрепляется главный жанрообразующий признак: автор обязательно должен быть свидетелем или участником события. С тех пор это отмечается в каждой исследовательской работе о репортаже, а для журналистов-практиков этот признак становится требованием.

Из работ, вышедших в 1960-е гг., отметим “Репортаж в газете” С. М. Гуревича, где дается следующее определение репортажа: “Оперативный, динамичный, эмоциональный рассказ о событии, отличающийся своей наглядностью, активной ролью автора, выступающего как свидетель или участник события”.

С 1966 г. большое внимание уделяется природе жанров в серии “Журналистика” нового теоретического издания “Вестник МГУ”. В публикациях “Вестника…” заметно крепнут позиции репортажа. Г.В. Колосов уже называет репортаж “исторически сложившимся публицистическим жанром” наряду с заметкой, корреспонденцией, статьей, очерком, обозрением, рецензией, обзором печати и фельетоном. Репортаж характеризуется наличием оперативного повода, передачей непосредственно с места действия. Г. И. Вартанов публикует отклик на эту статью, где приводит формулировку, предлагаемую преподавателями кафедры истории журналистики ВПШ при ЦК КПУ:

“Репортаж – жанр газетной информации, в котором динамично и документально точно, в выразительной публицистической форме отображаются картины действительности через непосредственное восприятие автора, что создает у читателя впечатление его присутствие на месте событий”.

Г. И. Вартанов знакомит читателей и с определениями других жанров, составленных, исходя “из социальной сущности жанра, его служебной роли, литературных возможностей отображения действительности и специфических черт”.

К концу 1960-х гг. теоретических работ о репортаже немного, и большинство из них носит характер учебных пособий. Нет ни одного исследования, в котором исторически прослеживался бы процесс становления и развития жанра, его характерных особенностей и познавательных возможностей.

1970-е гг. дали очень большое количество теоретических работ о репортаже.

Крупный теоретик советской журналистики М. С. Черепахов разработал в 1970-х гг. набор признаков жанров и анализировал каждый жанр, исходя из этого набора (объект, он же – “предмет познания, исследования”; конкретное назначение жанра; масштаб охвата данных; особенности литературно-стилистических средств воплощения замысла). Черепахов делит все жанры на информационные и публицистические. К первым, помимо репортажа, он относит заметку, отчет, некоторые группы интервью и комментариев. Как видим, выстроенная им система классификации жанров получилась рыхлой и неопределенной. У некоторых выработанных им критериев жанров отсутствует список определений (например, есть критерий “масштаб выводов, отвечающий масштабу аргументов”, но нет указания, каким может быть материал по масштабу выводов), что приведет к путанице при попытке отнести с помощью этой классификации некий материал к тому или иному жанру. Другие критерии снабжены наивными признаками. Например, масштаб охвата фактов и данных бывает “ограниченный” и “большой”. Впрочем, автор не приводит сколько-нибудь структурированной схемы, он перечисляет все эти критерии в тексте, делая наброски для будущей большой работы теоретиков журналистики.

Черепахов определяет репортаж как “форму отражения, осмысления значимого события, свидетелем или участником которого автор был от начала до конца”. Более наукообразное – но от того не более точное – определение дает Н. Педашенко. По ее мнению, репортаж – это “публицистический жанр, отражающий социально значимые события в момент их свершения с целью “показать” читателю динамику жизни, практический опыт, заключенный в конкретных событиях общего процесса развития социалистического общества на путях к коммунизму. Специфика способа отражения действительности в репортаже заключается в создании у читателя иллюзии визуального восприятия события (“эффекта присутствия”)”. Определение верно для “современного советского газетного репортажа”, указывает автор.

Кроме того, в менее масштабных и специализированных работах были даны определения жанра. Интересно, что ни одно из них не противоречило приведенным выше, а только дополняло их или формулировало другими словами. Так, в сборнике статей “Газетные жанры” (1971 г.) репортаж трактуется как один из широко распространенных жанров публицистики, который “решает творческую задачу развития темы и показа события, а не просто рассказа о нем”.

В диссертации М.К. Барманкулова (1974 г.) сравниваются репортаж в печати, на радио и на телевидении. Для всех трех видов жанра общим является определение: “Репортаж – это объективное, оперативное и наглядное изложение очевидцем своих впечатлений о событии”. Главный признак жанра - ощущение одновременности происходящего и воспринимаемого события, “эффекта присутствия”. На примере репортажа о футбольном матче говорит, что газетный репортаж, читаемый, когда исход матча уже известен из радионовостей, перестает быть репортажем, так как лишается этого признака.

Иногда репортаж определяется коротко как “история события”.

Интересная работа середины 1970-х годов – статья В. В. Ученовой “Современные тенденции развития журналистских жанров”. Ученова отмечает, что после 24 съезда КПСС в жанровой структуре советской журналистики произошли изменения, и эти тенденции крепнут и после 25 съезда. Это, например, “углубление и расширение аналитического характера публикаций, интенсивный “прорыв” аналитических методов отображения действительности в сферу традиционных информационных жанров – репортажа, интервью, отчета”. Автор отмечает, что этот процесс идет уже на протяжении десятилетия. “Поверхностная информативность, передача события с его внешнеописательной стороны все менее соответствуют той содержательной структуре, которая представляет современный жанр репортажа в его жизнетворных, творчески убедительных образцах”.

Таким образом, в советской теории журналистики репортаж закрепляется в 1970-е гг. как информационный жанр, но совершенно особенный в силу своих изобразительных качеств. Важно, что и “социальный статус” репортажа очень высок: “Репортаж как жанр – один из краеугольных камней всего здания системы массовой информации и пропаганды”.

Оригинальную классификацию жанров предлагает Е. П. Прохоров. “Публицистические произведения могут быть разных жанров, - пишет он в работе “Введение в журналистику”. - Группа репортажных произведений (заметки, отчеты, интервью, репортажи) дает преимущественно событийный “срез” текущей жизни и требует высочайшей оперативности”. Автор выделяет также статейные и очерковые жанры. “Конечно, в репортаже в той или иной мере присутствуют анализ явлений и показ характеров, а в статье – обрисовка событий и действующих лиц. Но в центре внимания каждой группы жанров соответственно оказываются события, явления, характеры”.

Постановление ЦК КПСС от 29.01.1960 г. содержало указание на большое значение жанра репортажа для успешного решения идейно-политических задач, поставленных перед телевидением. Предполагается, что перед печатью эти задачи стояли уже давно.

Действительно, со времен становления однопартийной системы советской журналистики автор репортажа “ставит перед собой политико-воспитательную, пропагандистскую, агитационную задачу”.

В 1960-е – 1970-е гг. перед репортажем ставятся следующие задачи:

  • воспроизводя характерные события, раскрыть процесс развития нашего общества;
  • четко оценить факты, поразмышлять над ними, раскрыть их социальный смысл;
  • рассказать об одном событии (при этом репортаж “будет строиться на группе фактов, сцементированных единством события и темы”)
  • раскрыть необычное в обычном
  • привлечь читателя к обобщению отдельных фактов

Репортаж, посвященный событиям в капиталистических странах, решает “соответствующую политическую задачу”.

Нельзя не отметить, что большинство теоретиков ставит перед репортажем пропагандистские и управленческие цели. У Черепахова и Гуревича это пропаганда позитивного опыта. Авторы “Газетных жанров” полагают целью репортажа “в чем-то убедить читателя, что-то доказать ему, направить его мысли по необходимому руслу, вызвать у него желание воспринять передовой опыт и т.д.”. Для целей экономической пропаганды репортаж должен быть направлен на “информационное комментирование основных идей хозяйственной политики”.

Кроме пропагандистских, перед репортажем ставятся цели конкретного анализа, осмысления существенных вопросов, критики, “воспитание лучших черт характера советских людей”, а также выполнение “общепублицистической функции формирования общественного мнения”.

По Н. Педашенко, необходимость отражения действительности в форме репортажа возникает порождается тремя специфическими условиями: “1. потребностью в знаниях о процессе развития нашего общества; 2. целью сделать читателя “свидетелем” создания нового опыта в общественной практике, свидетелем, оценивающим “наблюдаемое”; 3. особенностью восприятия, определяющей необходимость иллюзии физических ощущений как основы для воспроизведения в воображении читателя зримой картины действительности”. Иллюзия получения чувственно-практического опыта – известный эффект присутствия – нужна, в свою очередь, для того, чтобы подготовить читателя к верной общественно-политической оценке события.

Черепахов называет объектом (он же – “предмет познания, исследования”) репортажа “непосредственные факты, события, явления действительности”, причем репортаж характеризуется “ограниченным” масштабом охвата данных. Синонимичное определение дается в “Газетных жанрах” (“события, ограниченные во времени, емкие по своему содержанию”), где в качестве примера приводится репортаж об одном рабочем дне председателя колхоза. “Этот оперативный повод (…) позволил показать и какой-то итог деятельности коллектива”.

Именно в сфере определения объекта и предмета репортажа хорошо видно, как трансформировался жанр в советской практике и теории.

Предметом репортажа, считают авторы “Газетных жанров”, могут быть и отрицательные факты действительности. Тут теория комментирует практику: критические репортажи все чаще появляются на страницах газет. За десять лет до этого исследователи считали, что репортаж оперирует преимущественно положительными фактами и явлениями. Если в 1971 г. еще считалось, что репортаж должен быть обязательно посвящен важной теме и освещать ее “с правильной позиции”, а важными считались картины работы людей, то в 1976 г. репортаж уже призван “выявлять этические, нравственные измерения”. В. Ученова считает это требованием времени. В качестве иллюстрации приводится цикл репортажей Н. Мишиной (“Известия”) о буднях представителей разных профессий. В. В. Ученова не согласна с тем, что репортаж обязательно должен быть посвящен важной – в смысле общественно значимой - теме. Четкой тенденцией, суммируя свои доводы, называет автор “охват этим жанром нового, более глубинного уровня процессов действительности”. С. М. Гуревич ориентирует репортаж на “событийный повод”, обладающий общественной значимостью, но уравнивает в правах репортажи о необычном – экспедициях, экстремальных условиях – и репортажи с рабочих мест – из лабораторий и мастерских.

Примером становление теории репортажа как подлинно научной стало обоснованное суждение о предмете репортажа, высказанное в 1972 г. Н. А. Педашенко. Предметом непосредственного раскрытия является “информация о значении изображаемого”, а опосредованно раскрываются связи наблюдаемого события с другими фактами действительности, составляющие “основу анализа и обобщения, характерных для современного репортажа”.

Теоретики отмечают, что в начале 1970-х гг. расширяется круг объектов отражения в репортаже: события, связанные с деятельностью “цеха науки”, с социальными последствиями научно-технической революции (например, преодоление социальных различий между городом и деревней), художественное творчество, воспитательная работа стали темами репортажа. При показе личности в коллективе журналисты 1970-х годов сосредоточиваются не на биографии, а на интеллектуальных и творческих началах конкретного человека. Отметим, что теоретики, определяя объект и предмет репортажа, просто обобщали данные практики, подмечали тенденции, а не определяли их, что было следствием единомыслия и авторитарной системы.

Не менее важной стороной репортажа является метод отображения действительности, используемый автором. Задача, стоящая перед репортером, и его метод отображения действительности обусловливают соотношение информационного и аналитического элементов в репортаже. Можно утверждать, что развитие репортажа в рамках советской теории и практики сопровождалось усилением роли аналитических элементов в жанре.С. М. Гуревич подчеркивая необходимость предварительного сбора материала по теме, без чего репортер не сможет выйти на уровень обобщений. “Отказ от такой подготовки (…) приводит к ограничению, “узости” взгляда автора”, - пишет Гуревич об информационном жанре репортажа, в этой же работе названном “одним из наиболее оперативных”. В данном случае это звучит несколько непоследовательно, к тому же теоретик ссылается на опыт “известного очеркиста” Т. Тэсс, которая писала очерк о рабочем завода и тщательно готовилась. Как же быть с ценностью репортажей, подготовленных “по горячим следам”?..

В других работах, где оговаривается право на существование разных по оперативности видов репортажа, разговор о способах достижения журналистом аналитичности и публицистичности кажется более логичным. “Поздне-советские” исследовательские источники обращают на это большое внимание. Чтобы сопоставить факты и исследовать их связь,автор репортажа может обращаться к воспоминаниям, документам, изучать статистику: “значение цифровых данных раскрывается с помощью образных, всем понятных сравнений”. Следуя за практикой, комментируя произведения репортеров-современников, исследователи пишут об особой публицистичности В. Пескова, который допускает авторские отступления, о приеме исторических параллелей, свойственных репортажам Л. Колодного, и т.д.

Один из наиболее часто упоминаемых репортажных методов – смена профессии. Журналист, использующий этот метод, выступает исследователем явления, пишет Гуревич и приводит в качестве примера серию репортажей А. Гудимова в “Экономической газете”, за которые он получил в 1963 г. первую премию на общемосковском конкурсе на лучший репортаж. Гудимов “работал” таксистом, автоинспектором и водителем грузовика. А. Рубинов при подготовке репортажа “Служба добрых дел” для газеты “Неделя” не только переквалифицировался в техника-смотрителя, но и организовал Бюро добрых услуг и написал в репортаже о том, что было сделано. Опыт журналиста подхватили во многих московских домах. Таким образом, репортаж может быть средством преобразования действительности, пусть и в очень ограниченных масштабах.

В 1960-х- 1970-х гг. среди тех, кто пишет о репортаже, распространяется склонность разбивать жанр на виды по разнообразным основаниям.

Так, известный репортер Г. Бочаров, осмысливая опыт свой и коллег, перечисляет: “Критический репортаж, героический, информационный, репортаж – разведчик сложной государственной проблемы. Поиск бесконечен”.

Тараданкин, а вслед за ним и другие исследователи, выделяет форму “коллективного репортажа” по критерию авторства и композиции готового текста. Коллективный репортаж применялся в практике газеты “Известия”. Например, над репортажем “На Волге” работало восемь авторов (по отрезкам реки), над “транснациональным” репортажем “Магистраль ведет к друзьям” о строительстве в 1960 г. нефтепровода из Приуралья в Центральную Европу – намного больше.

С. М. Гуревич в лекции “Репортаж в газете” только делает наброски для будущих теорий – указывает, что репортажу бывает присуща публицистичность, а бывает и аналитика. Как отдельный вид четко выделен лишь репортаж-“раздумье”, включающий авторские отступления.

Барманкулов пишет, что в газете возможен “репортаж из будущего” или репортаж “умозрительный” (на научную тему, “репортаж-раздумье”), оба вида – вне настоящего времени и практически за рамками жанра.

В 1976 г. В. Ученова называет чисто информационный, оперативно написанный и небольшой по объему репортаж событийным. Так, вышеназванному событийному репортажу автор противопоставляет “репортаж размышления, переживания совместно с читателем”. В другом месте той же статьи и по тому же поводу автор отмечает активное развитие наряду с информационным репортажем репортажа аналитического и “продвижение на газетную полосу подвида, который можно назвать репортажем психологическим. Последний стремится передать не только динамику происходящего события, существо анализируемого журналистом процесса, но и динамику психологического состояния главных действующих лиц”. Видно, что деление репортажа на подвиды в статье научно не разработано, дефиниции носят публицистический характер. Но тенденция обозначена четко: это смещение читательского (а значит, и журналистского) интереса “от внешних деталей явлений к их менее очевидной сущности, к чертам неочевидных основ, действующих за кадром”. “Под пером современных мастеров журналистики жанр репортажа, “перешагивая” информационно-событийные рубежи, осваивает отображение сущностных, и в том числе психологических, аспектов действительности”. В пример приводится репортаж Г. Бочарова “Схватка”, где ударение сделано не на развитие стихии пожара, а на напряжение человеческой воли.

В 1972 г. Н. Педашенко пишет о проблемном репортаже. Если раньше проблемность была свойственна отдельным образцам жанра (А. Гудимов в “Экономической газете”), то теперь она становится типичной для репортажа. Эта тенденция была продолжена, и в учебном пособии “Теория и практика советской периодической печати” (1980 г.) репортаж подразделяется на три вида: событийный, познавательный и проблемный. В основу деления положены два фактора: информационный повод и метод отображения действительности. Событийный основан на общественно значимом событии и очень оперативен. В познавательном автор ставит задачу рассказать о производственном или творческом процессе, работе организации, которые сегодня те же, что вчера, но скрыты от глаз публики, а потому загадочны. Проблемный репортаж – это уже почти аналитический жанр по целям и масштабу обобщений.

Самой логичной и жизненной классификацией нам представляется деление репортажа на событийный и аналитический.

Далеко не все исследователи репортажа уделяют в своих работах внимание вопросам композиции, языка и стиля этого жанра. Чаще всего теоретики ограничиваются краткой характеристикой репортажного языка, который должен быть живым, включать элементы прямой речи. Чем больше в репортаже элементов отчета, беседы, зарисовки, тем лучше, пишут Вьюник и Тишунин. Журналист А. Гудимов так определяет специфику газетного репортажа: “именно только в нем, пожалуй, можно подробно вспомнить прошлое, помечтать о будущем, пофилософствовать, блеснуть ярким словом, образным сравнением”.

Черепахов отмечает такую особенность литературно-стилистических средств репортажа, как применение “комбинированных возможностей понятия и образа как картины действительности”.

Барманкулов выделяет несколько стилевых особенностей газетного репортажа:

  • повествование не дается в прошедшем времени
  • в газетном репортаже может быть изменена последовательность события (начинать с финала)
  • динамичность
  • показ “истории события”
  • “движение в пространстве и времени”.

“Эффект присутствия” тоже, по сути, языковой прием, основанный на использовании детали и настоящего времени, использовании диалогов и описания внешнего вида людей и предметов. Тем не менее, констатируя его наличие, советские исследователи репортажа не обращаются к такой сложной теме, как техника создания этого эффекта. Даже в учебных пособиях по жанрам уделено очень мало внимания рекомендациям по написанию репортажа, такого, каким он в этих учебных пособиях представлен.

Отмеченная В. Д. Пельтом в 1980 г. тенденция к тематической специализации репортеров происходила, действительно, в результате “интенсивного развития производственной, научной, общественно-политической жизни”, а в более узком смысле стала результатом необходимости владения отраслевым языком. Объяснять термины и процессы читателю можно только тогда, когда сам четко понимаешь, о чем речь. Почти все журналисты, работающие в жанре репортажа, постепенно находят свою “главную тему”. Я. Голованов пишет о науке, А. Гудимов – о технологиях.

Упомянем некоторые аспекты функционирования репортажа в системе журналистики, на которые обращают внимание теоретики.

С начала 1960-х гг. те, кто пытается теоретически осмыслить жанр, говорят о проблеме подмены. Е. Рябчиков (“Репортаж в радиовещании и телевидении”, 1961 г.) пишет: “В газетах ежедневно употребляется выражение “репортаж”, но под этой рубрикой зачастую идет нечто совсем иное” (заметка, более-менее “живая” статья). В 1970-е гг. проблема необдуманного перехода жанровых границ по-прежнему актуальна: “В ряде случаев рубрика “Репортаж” в некоторых районных газетах ставится над материалами иных жанров”. В дальнейшем этот тезис стал общим местом.

В середине 1970-х гг. некоторые авторы считают актуальным точное определение границ жанра.

Часть теоретиков считает неоправданным стремление сделать репортаж на основе любого будничного события. Можно сказать, советская теоретическая школа репортажа делится на тех, кто признает предметом жанра только общественно-значимые события, и тех, кто считает, что наряду с событийным репортаж может быть, например, познавательным, проблемным, а проблемы часто стоят за самыми будничными событиями.

Пытаясь рассматривать вопрос о событии глубже, теория репортажа задавалась вопросом: что понимать под событием? В какой степени корреспондент должен готовить свой репортаж? (Последний вопрос актуален скорее для электронных СМИ, а не для печати).

Барманкулов, размышляя над проблемой объективности репортера, обращает внимание на проблему влияния журналиста на событие одним своим присутствием (особенно на радио и ТВ). Главным отличием газетного от радио- и телерепортажа он называет “необходимость экспромта и импровизации в радио- и телерепортажах”.

Часть этих вопросов стала неактуальной в процессе исторического развития репортажа, часть досталась в наследство современной теории жанра в рамках новой российской журналистики, о чем пойдет речь в следующей главе.

Обратимся к практике. После негласной опалы репортажа в период культа личности в середине 1950-х гг. ситуация меняется. Репортаж называют “эффективным средством агитационно-пропагандистского воздействия на читателя”. XX съезд КПСС обозначал некоторую демократизацию общественно-политической жизни и усиление в материалах печати личностного начала. Из “датчиков” информации участники события превращаются в живых героев, с индивидуальными чертами и конкретной ролью. “Эффект присутствия” возрастает до эффекта соучастия.

В репортаже второй половины 1950-х гг. усиливается тяготение к аналитичности, обобщениям, проблемности, которая становится характерной для жанра в 1960-х годах. Среди авторских приемов можно отметить самостоятельное создание ситуации. Лев Колодный, продолжая традиции репортера-исследователя Кольцова, пишет репортаж о том, как поднялся на Останкинскую башню вместе с очередными конструкциями, сделавшими ее рекордно высокой. Так практика решает спор теоретиков о том, что является для репортажа событием.

В 1960-е гг. в печати появляется много репортажей о науке, рационализаторстве, репортажей “просвещающих”, открывающих неизвестные стороны жизни. Молодой журналист Ярослав Голованов избирает темой одного из своих произведений самый актуальный геологический аспект – добычу урановой руды, и доступно объясняет читателю специфику технологии: “На груди у Вадима небольшая плстмассовая коробочка – радиометрический аппарат. Над белой шкалой с цифрами дергается стрелка. В руках – металлическая палка, по форме напоминающая хоккейную клюшку. На голове наушники. Вадим может и не смотреть на шкалу: о процентном содержании радиоактивного элемента ему говорит… сам уран”.

Отдельно нужно упомянуть о “космических” репортажах 1960-х гг. Тема первого полета человека в космос, запуск спутника, исследования Циолковского и Королева не сходит со страниц центральных газет. Репортаж В. Головачева “Земля - космос” можно считать образцом жанра. Предметом материала стал выход космонавтов Беляева и Леонова в открытый космос. Репортер – очевидец события (конечно, он не с ними в космосе, а в Центре управления полетом на земле). Романтический настрой чувствуется в каждом слове: “На километрах магнитной пленки сохранятся для потомков незабываемые часы, минуты и секунды этого беспримерного космического рейса”.

На новом творческом уровне журналисты используют для создания проблемных репортажей метод перемены профессии, успешно применявшийся Л. Рейснер и М. Кольцовым. Среди известных репортеров - А. Гудимов, В. Песков, Г. Боровик и др.

“Читатель давно полюбил репортаж. Он ищет его на газетных и журнальных страницах, - пишет Е. Рябчиков в 1968 году. – Если есть рубрика “Репортаж”, значит, есть интересная новость, увлекательное путешествие, знакомство с интересным человеком, познание новой, прежде неведомой области жизни, творчества, труда”.

Политика партии создавала в этот период благоприятные условия для развития репортажа. Считалось, что решения 21 съезда КПСС обязывают каждую газету “полнее отражать все многообразие жизни советских людей, быть активным участником всенародной борьбы за выполнение плана развернутого строительства коммунизма” (из предисловия к сб. “Боевой жанр”). Писать о людях, о самых разных аспектах их жизни – как раз эти функции будут приписываться репортажу в следующее десятилетие.

В 1980-е гг. наблюдается расцвет аналитического репортажа. В этом жанре пишут Г. Бочаров, Ю. Рост, В. Чертков.

Смена политического режима, произошедшая в Германии в 1945 г., не повлекла за собой последовательных и значительных перемен в научной элите исследователей журналистики. Ученые, признанные в Третьем Рейхе (Э. Довифат, В. Хагеманн), меняют свои политические позиции, что отражается и в их публикациях. Те, кто в 1933-1945 гг. не вел научной деятельности или эмигрировал из Германии, стали аутсайдерами журналистики, считает Х. Пётткер. Таким образом, теория жанров в послевоенной Германии, а с 1949 г. – ФРГ, развивалась в утвердившейся за прошедшие десятилетия колее.5 октября 1944 г. англо-американские оккупационные силы утвердили “Инструкции для немецкой прессы”. Документ определял информационную политику на период после освобождения. Первым этапом осуществления этой политики стал запрет всей немецкой прессы в оккупированных областях и отмена действия национал-социалистического регулирования СМИ. Союзники начали издавать свои газеты. В частности, газета “Die Welt” возникла как орган британского военного правительства, а в 1950 г. была передана под немецкий контроль. С октября 1946 г., после отмены предварительной цензуры, пресса могла почти свободно критиковать политику оккупационных властей.

В советской зоне СМИ с самого начала развивались в рамках партийной модели. В англо-американском секторе традиции немецкой газетной журналистики – жанры фельетон и Glosse, система редакторов разделов – дополнили такие тенденции, как разделение факта и комментария, более последовательная практика использования источников информации, введение колонок читательских писем и редакционной полосы с комментарием эксперта. В Германии правило отделения фактов от мнений никогда не действовало так строго, как в Великобритании и Америке. Если в той традиции существует стереотип сопровождения цитаты словами “он (она) сказал(а)”, то в немецкой действовало и действует эстетическое правило не повторяться в выражениях. Существует много формулировок для передачи чужой речи, часто склоняющихся к оценочным: “он сделал вывод; потребовал; оспорил”. После 1945 г. ситуация меняется.

Образование ФРГ и ГДР в 1949 г. фактически означало разделение одной системы журналистики на две. Журналистика в ГДР развивалась под советским влиянием и в сотрудничестве с советскими исследователями. Центром научной деятельности стал Университет им. Карла Маркса (Лейпциг). Примером совестко-германского сотрудничества может служить дипломная работа А. Бёттхера “Возможности передачи жанров журналистики. Теоретический анализ с особым учетом данных советской теории журналистики” (под руководством профессоров К. Рёра и Е. Пронина, 1989 г.). Примечательно, что в приводимом автором списке советских жанров, составленном Прониным, репортаж отсутствует. В данной работе жанровые исследования в ГДР не рассматриваются.

В 1960-1970-е гг. в ФРГ активизируется теоретическая деятельность исследователей журналистики. В 1975 г. выходит в свет книга Вальтера фон Ла Рош “Einfuehrung in den praktischen Journalismus” (“Введение в практическую журналистику”), которая впоследствии претерпела более десяти переизданий. В ней рассказано о главных практических журналистских техниках, жанрах и стиле, о различных сферах деятельности журналистов, об основах законодательства в области СМИ.

Ла Рош дает руководство, как писать. Он показывает различия между различными жанрами и дает обзор их особенностей.

Энциклопедический словарь Майерса в 1977 году определяет репортаж как “... из непосредственной ситуации данное, приобщающее к атмосфере, в большинстве случаев короткое сообщение свидетеля события”. Это определение очень близко к сегодняшним концепциям жанра. В 1982 г. появляется работа Экарта Клауса Ролофф “Journalistische Textgattungen” (“Жанры журналистики”), где автор различает информационные (referierende) жанры, к которым относятся:

  • - заметка (Nachricht),
  • - корреспонденция (Bericht),
  • - отчет (Dokumentation),
  • - обзор прессы (Pressespiegel),
  • - заявление (Statement);

а также интерпретирующие (interpretierende):

  • - репортаж (Reportage),
  • - портрет (Portrдt),
  • - очерк (Feature),
  • - журнальная публикация (Magazinbeitrag),
  • - интервью (Interview),
  • - дискуссия (Diskussion) и др.;

и комментирующие (kommentierende) жанры:

  • - Glosse,
  • - колонка (Kolumne),
  • - комментарий (Kommentar),
  • - критика (Kritik),
  • - рецензия (Rezension),
  • - передовая статья (Leitartikel).

Это деление называют “академическим” - но, скорее, не в смысле опорным, а в смысле старым. Автор указывает на очевидную размытость жанровых границ (“пересечение между отдельными областями”) и на различия жанров в прессе, на радио и телевидении. Мультимедийные формы СМИ в 1982 г., конечно, еще не были учтены.

Практика послевоенной журналистики ФРГ свидетельствует о десятилетнем упадке репортажа. Он определялся как непростыми политическими условиями существования прессы, так и психологией читателя.

В первые послевоенные годы в Германии такие жанры, как репортаж, принимали с осторожностью. После опыта диктатуры журналистика устремилась в противоположную сторону - к чисто новостной, фактографичной работе, и ограничивалась передачей фактов. К более субъективным жанрам, таким как репортаж, относились с предубеждением – читатели опасались намеренного смешения факта и мнения, как это было в период национал-социалистической диктатуры. Аудитория не хотела, чтобы ею манипулировали, настороженно воспринимала точки зрения репортеров. “Люди наелись этим, они тосковали по чистым фактам, которым можно было верить”, - считает В. Д’Инка. Только в 1960-е гг. репортаж снова возвращается в газеты.

В 1976 г. основан журнал “Гео” (“Geo”), где много места отводится репортажу и путевому очерку. Этим снова подтверждается, что жанр репортажа прекрасно подходит для темы экзотики дальних стран.

По мнению М. Халлера, главный адрес для талантливых репортеров– это “Sueddeutsche Zeitung” с ее третьей репортажной полосой. Репортаж занимает в этом издании важнейшее место с 1960-х годов, когда здесь начал публиковаться классик немецкого репортажа Ханс Ульрих Кемпски, автор известной в Германии книги “Um die Macht” (портреты всех семи немецких канцлеров).

Кроме Х. Кемпски, значительными репортерами в Германии стали в то время Роберт Хельд, Герберт Рил-Хейзе, Герман Шрайбер и др. Журналистика расследований в Германии представлена расследованиями журнала “Шпигель”. Судебные репортажи в “Шпигеле” вел Герхард Мауц, ставший в этом качестве влиятельнейшим журналистом ФРГ. Рил-Хейзе внес существенный вклад в формирование стиля “Sueddeutsche Zeitung”. Его темами были большая политика и общественные явления на периферии, а также деятельность партии ХСС.

Интересное явление представляет собой репортерская деятельность Гюнтера Вальрафа (ФРГ) в 1970-1980х гг. Это яркий документалист, считающий смыслом своей работы защиту свободы. Большинство его репортажей были написаны в результате проведения журналистских экспериментов и использования метода скрытого наблюдения. Вальраф устраивался на завод под видом турецкого иммигранта, чтобы самому увидеть положение гастарбайтеров, приходил на биржу труда “искать работу”, чтобы самому услышать, что отвечают инспекторы безработным, наконец, работал под чужим именем в бульварной газете “Бильд”, чтобы потом описать в репортажах методы, которыми пользуются журналисты в концерне А. Шпрингера.

Вальраф может служить примером репортера, который влияет на общественное мнение и ставит во главу своей работы право общества на получение информации.

В 1981 г. А. Шпрингер, издатель “Бильд”, подал в суд на Вальрафа, но Федеральная судебная палата решил дело в его пользу. Суд подтвердил его право опубликовать свой опыт работы в редакции “Бильд”, так как его книга описывает “важные недостатки” и “указывает на ненормальное развитие журналистики”, в обсуждении чего общественность должна быть “в высшей степени” заинтересована.

Работая в португальском сельскохозяйственном кооперативе, Вальраф познакомился с генералом Спинолой, готовящим государственный переворот в Португалии, и сыграл роль торговца оружием. Во многом благодаря его статьям планы путчистов провалились.

Вальрафа мало публиковали в прессе, в основном – в малотиражной оппозиционной (журналы “Pardon”, “Konkret”). Сборники его репортажей “Вы там, наверху, - мы здесь, внизу”, “13 нежелательных репортажей”, “Рождение сенсации. Человек, который в “Бильд” был Хансом Эссером” и др. вызывали большой общественный резонанс. О роли чернорабочего турка Али он рассказал в книге “На дне” (1985 г.), опубликованной в 30 странах мира и ставшей мировым бестселлером. После ее публикации в Германии была запрещена деятельность посреднических фирм, которые “сдавали в наем” предпринимателям дешевую рабочую силу. В 1999 г. Вальраф написал книгу протеста против войны в Югославии.

О своем методе и отличии своих репортажей от репортажей Э. Э. Киша он говорил: “Я должен сам стать заинтересованным лицом, а если необходимо, то и жертвой, чтобы смочь написать о жертвах этого общества”.

В качестве примера стиля Вальрафа приведем репортаж “Безработный зимой. Зимняя поездка в шахтерский район” (1981 г.).

В основе репортажа нет “жесткого” информационного повода. Автор не объясняет причин, заставивших его заинтересоваться биржей труда, но начинает с упоминания длинных очередей за пособиями по безработице. Репортаж построен по хронологическому принципу и дает четкое представление о последовательности событий. “Сегодня пятница, 24 ноября, 9 часов утра”.

Вальраф не просто ведет повествование от первого лица, он делает читателя свидетелем и соучастником применяемого им метода “внедрения”: “На сей раз я – безработный в поисках работы”; “Я попытался реконструировать этот случай”. Далее композиция следует за логикой развития событий. Автор-герой встречается с инспекторами, кадровыми работниками, безработными, жителями лагеря для бездомных потому, что они рассказывают ему друг о друге. Построение кажется очень простым. Репортаж документален: в нем очень много диалогов, практически отсутствуют оценочные прилагательные, эпитеты. Редкие изобразительные детали (бутерброд в руке у инспектора, который он заворачивает в бумагу и снова разворачивает) служат для достижения наглядности.

Герои характеризуются через то, что они говорят, а не как говорят. Вальраф не рисует портретов, читатель не знает, как выглядят его собеседники: “Предстаю перед двумя чиновниками: одному из них около тридцати, другому под сорок”. Автор действует, он спрашивает и отвечает, но не оценивает, позволяя материалу говорить самому за себя, в отличие, например, от Э. Э. Киша.

В репортажах о газете “Бильд” Вальраф широко пользуется методом контрастного монтажа, перебивает авторское повествование цитатами, текстами из газеты, дает речевую характеристику героев.

Вальраф давал и дает множество интервью, но не ради того, чтобы сформулировать свои взгляды на жанр, в котором он работает. Он высказывает свою общественную позицию, комментирует социальные явления.

1960-1970е гг. – время возникновения двух крупнейших журналистских премий в Германии. С 1961 года вручается премия им. Теодора Вольфа, которую, помимо Х. Кемпски, получают журналисты крупнейших региональных и национальных изданий – “Frankfurter Rundschau”, “FAZ”, “Die Zeit” и многих других. В 1977 г. Хенри Наннен учреждает в Германии премию им. Эгона Эрвина Киша, присуждаемую именно за репортажи в его понимании этого слова.

Репортаж играл в рассмотренный период большую роль в журналистике СССР и ФРГ. В Советском Союзе наблюдается расцвет теории жанров. На страницах профессиональных изданий теоретики ведут дискуссии о функциях, методах, границах жанра репортажа. Выходят в свет монографии, отражающие оригинальные авторские позиции по теме. Теория откликается на все изменения в функционировании жанра – его возрастающую аналитичность и публицистичность, его симбиоз с другими жанрами, меняющийся предмет репортажа – и пытается эти трансформации осмыслить. Вероятно, теория журналистики в ФРГ развивалась динамично, и только очень ограниченное количество источников этого периода, которые удалось найти в рамках данной работы, не позволяет дать всесторонний анализ тенденций в немецкой теории репортажа. Несомненно, она развивалась под влиянием очень давних англо-американских традиций журналистики, в силу того, что под контролем оккупационных властей находилась сначала вся периодика сектора. Особенностью теории жанров в ФРГ стало сосуществование различных авторских классификаций жанров. Так, если в рамках главного направления репортаж относится к информационным жанрам, что находит свое отражение в словарях, справочниках, учебных пособиях, то Э. К. Ролофф называет репортаж интерпретирующим жанром, тем самым утверждая альтернативное направление, которое будет продолжено некоторыми учеными на современном этапе.

Очевидно, что точкой соприкосновения немецкоязычной и русскоязычной традиций журналистики стала журналистика ГДР, на практике и в теории испытавшая на себе определяющее влияние советских концепций, в этот период уже оформившихся и четких. Но эта проблематика представляет собой тему для отдельного исследования.

Сложившаяся в Германии ситуация раскола определяла своеобразие немецкой журналистики, пока общегерманские выборы в Бундестаг 2 декабря 1990 г. не обозначили вступление Германии в принципиально новую историческую эпоху. В 1991 году в новую эпоху вступила и Россия.

© Юлия Уракчеева. 2003.
© Медиаспрут. 2003.

При перепечатке или цитировании ссылка (гиперссылка) на автора обязательна.